Лауреаты премии журнала «Зинзивер» за 2020 год объявлены
 
Главная
Издатели
Соредакторы
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Архив
Отклики
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение








Зарубежные записки № 24, 2014

Шота ИАТАШВИЛИ



СТИХОТВОРЕНИЯ
 
Меж листьев зеленых сверкнуло небо

Меж листьев зеленых сверкнуло небо,
Меж листьев других оно тоже виднелось.
И можно было сказать: это небо тому равняется, или
Сказать, что оно ему не равняется.
И все потому, что знаки:
>,< и равенства
Были брошены всуе на глубокое дно,
Спутаны и переплавлены.
Богов не коснулось это деянье вовсе,
Но только людей,
Которые
Наизусть читали мифы и формулы.
В дар получили они длинную память,
Короткую руку, ввысь воздетую,
А также круглое сердце
И плоский лист,
На котором это записано.
Зеленые листья тем временем
(т. е. сезонно, в течение тысячелетий)
Обрамляли те небеса,
Что пытались выговориться
Об оставленности в любви, а также
Отобразить существующие на земле
Измученные материальные тела:
Тела морских коней,
Царей и фолиантов.
Они — отделенные друг от друга зелеными листьями —
ими же объединились
на уроках природоведения и
вверх обращенных взглядах влюбленных глаз.
Они — небеса — оставляли — право себе
быть
беспощадными пожирателями
относительных сочетаний.
Они небесами были сверкнувшими меж
Зелеными листьями
И больше, больше ничем.



Беременная Сильвия

Золоченное тело
перемещая между предметами темными,
она прислушалась к потрескиванию кожных пор,
и вспомнил вдруг
увяданье тюльпанов вместе с вазами.
Молоко, хлынувшее из темных предметов,
выливалось ей на живот,
напоминая белую тень,
упавшую от тяжелых предметов,
тень, что удлинялась бесшумно,
подчинившись закономерностям
удлиненья.
Посмотрев на нее,
она от неловкости съежилась,
и не смогла представить себе
рожденья из недр белоснежной тени
сотканного из костей и крови ребенка.
И лишь положив на вздутый живот
листок и перо, к письму подготовившись,
осознала его реальность, незаменимость
и счистила пыль деловито.
Пыль, перебравшуюся к ней вместе с жизнью,
и тонкой пленкой плодородия осевшую на ее животе.



Когда у девочки дрожат руки

Когда у девочки в 17 лет
Дрожит рука,
Подумай, что есть Бог.
Подумай, ведь вселенная
Трепещет без конца,
А может, и трясется.
Но все-таки заметь:
То, что трясется —
Это всегда Рука,
Стакан, Снег, Бог,
В смятенье приведенный
Замешанной им глиной.
Рука, с протянутыми пальцами,
А между ними сигаретой.
Подумай — что это, а после
Взгляни себе на руку,
Что на клочке листа,
От воздуха дрожащем,
Выводит каракули.
Подумай, как у девочки
Дрожит рука,
И постарайся
Не сразу умереть,
Ведь во вселенной тогда
Вдруг может возрасти на пару часов
Девичья амплитуда
Трепета.



Помнишь, как китайцу приснилось,
что он бабочка, и он проснулся

Я видел во сне тебя
Бабочкой.

Наяву увидел —
Стала двумя.

Понаблюдав за тобой,
Я понял — вас трое.

Отбросив хрупкий сачок,
Ты доверилась мне
И в четверых превратилась.

После признанья в любви
Вас уже было пять.

В сердце каждой из них
Проснулось чувство,
И вдруг пять бабочек
Взметнулось ввысь десятью.

Мне приснилась каждая из десяти.

С утра над моей постелью порхала сотня,
Взвивалась, металась и плавала.

И мне ничего не осталось, кроме
Как стать сотни раз сотней,
И каждую собой опоясать так,
Как они кружились вокруг меня
Мгновенье назад.



SALE 40%

Я, тогда, когда
Цветы и туфли
Подешевеют на 40%, чтобы
Женщины ходили цокая (с букетами)
И умерли, даже
Не понимая того, что оставили
Свои уцененную жизнь и обувь
На скомканной почве Земли…

Я, тогда, вот тогда…

Перевела с грузинского Кети Чухров




Человек-дерево

Эй, дерево, не устало ли ты стоять?
Хочешь, я на минуту займу твое место —
вместо тебя подниму руки к небу?
Только скажи мне на ухо
свою молитву,
и не слишком удивляйся,
что меня до сих пор не научили молиться.
Эй, дерево, присядь на корточки, передохни,
хоть на минуту поверь мне и не огорчай.
Ведь это моя последняя надежда:
стать хотя бы деревом,
если я так и не сумел
стать на этом свете человеком.



Весна

Нагота зимы перешла с деревьев
на наши тела,
а тела —
одежды вернули веткам.
Воробьи, сидящие на них —
эти апостолы весны —
принялись клевать последние крохи
верности и воли…
Зимние ветра,
вновь вторя нашим страстям,
сшиблись друг с другом и
сломались, будто копья
достойных соперников.

Перевел с грузинского Герман Власов



*   *   *

В дереве этом зреет,
как плод,
книга —
в надежде,
что рука человека
через века
коснется ее страниц…
Взгляни
на тень дерева.
Тут —
будущей книги
душа
дремлет…

Перевела с грузинского Сусанна Арменян




Стих-гроб

Мои стихи — гробы,
Я в них покоюсь,
В том доме, что
Поэзией зовется
И каждый день
Ко мне на панихиду
Идет, идет
Народ…

Перевела с грузинского Ирина ДАНЕЛИЯ