ПЛК прололжают работу
 
Главная
Издатели
Редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Архив
Отклики
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение








Зарубежные записки № 38, 2018

Татьяна ВОЛЬТСКАЯ



ПОКА ИГРАЕТ МУЗЫКА
 
* * *

Родину любим, как маму-алкоголичку
Любит сопливый сын в синяках и цыпках,
Исподлобья ищущий стыренную наличку
Нежности в зенках ее, налитых и зыбких.

Он никогда не видел ее иною.
Братья и сестры сгинули — угорели.
С голоду, видно, чудятся за спиною
Пьяной неряхи — прозрачнее акварели

Крылья — едва колеблемые дыханьем
Спящей души на травяном пригорке,
Над заповедной рекой, на сухой поляне.
Тянется к ней руками, но ветер горький

Пылью в глаза бросается: может статься,
Ничего и не было. Сумрачною порою
Облако, вдруг воздвигшееся, как царство,
Рушится, обливаясь закатной кровью.



* * *

«слов в словаре Господнем ровно одно…»
                                          Сергей Шестаков

Ветер веет, качается ветка,
Огонек пробегает в крови —
Словно Бог сотворил человека
Не для дела — а так, для любви.

Дождик сеет прозрачные зерна,
Прорастает ручей у крыльца,
Пахнет кашкой, и жизнь — не позорно,
Может быть, добежит до конца,

До кончины — авось, не постыдной.
Тонкий плач затевает комар,
Туча возит тазами пустыми,
Будто в бане. На просеке пар.

Знаешь, Бог не похож на глухого —
Просто, встретившись нам у реки,
Он расслышит одно только слово —
Да и мы не припомним других.



* * *

Пока играет музыка
И падают в ручьи
Заезжего французика
Скрипичные ключи,

Пока, дождя пособники,
Из облака торчат
Пружины от басового
Грозового ключа,

Пока из каждой лоджии
Свисают голоса,
И если нет мелодии —
То нечего сказать,

Пока певучей мукою
Обведены дома,
Пока играет музыка —
Не наступает тьма,

Колышет ветер платьице
И веток нотный стан,
И смерть еще не ластится,
Не тянется к губам.



* * *

Как мачеха пред зеркальцем вертясь,
Кокетливо покусывая стилос,
Не ты, душа, трудилась и постилась,
Ткала в ночи спадающие в грязь

Шпалеры кленов золотом густым,
Висящие на воздухе высоком,
Не ты побагровевшие кусты
Произносила громко слог за слогом,

Как будто голос вновь их создавал,
Давал им вместо прежней плоть иную,
Не ты спускалась в ледяной подвал
Зимы, соблазны осени минуя,

Когда ее сухое естество,
Вздохнув, слетало в колеи и ямы,
Заваленные мертвою листвой,
И тайна веток становилась явной.

Не ты стелила простыни, встряхнув
Крахмальные негнущиеся складки,
И воробья сажала под стреху,
И белку — у кладбищенской оградки.

Не ты, душа, разметила мелком
Тропинку от калитки до сарая
И лужу — как тарелку с молоком
Замерзшую поставила у края.

Не ты, душа, творила этот мир,
Внося в него изнеженность и строгость, —
И если он сейчас тебе не мил —
То отойди и ничего не трогай.