ПИСАТЕЛИ ХХI ВЕКА
 
Главная
Издатели
Соредакторы
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Архив
Отклики
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение








Зарубежные записки № 44, 2020

Леонид КОРНИЕНКО


ПАРОЧКА

(Рассказ)


Развлекаться в рождественские и предновогодние дни в Таллинне лучше всего в Старом городе на открытой всем ветрам Ратушной площади. Поэтому Юрий оделся соответствующим образом: теплое пальто-дафлкот на ватине, не продуваемые штаны на синтепоне и вязанная шапка-ушанка.
Юрий заранее приехал в порт. Ему хотелось побродить и поглазеть на людей, озабоченных, как и он, предстоящим морским круизом в Таллин из Хельсинки.
Публика вокруг была самая разномастная. Громкие финны в абстрактных одеждах с кучей детей в зимних комбинезонах, рыжие и невозмутимые шведы, аккуратные и безапелляционные немцы, русскоговорящие то ли эстонцы, то ли русские, сразу и не понять. Ну и, конечно же, бесчисленные группы деловитых японцев.
Юрий, прохаживаясь взад и вперед, скоро обратил внимание на одну парочку, которая совсем близко стояла к турникету в ожидании посадки на паром. Чтобы лучше разглядеть эту парочку, Юрий подобрался к ним почти вплотную.
Мужик был одет в серое кашемировое пальто с капюшоном, на голове зимняя вязаная шапка-бини из мохера, на ногах желтые ботинки. Лицо его было безусое, если не считать некую поросль под носом, и сморщенное вовнутрь, как боксерская перчатка. Подбородок обрамляла реденькая козлиная бородка. Его колобкообразная спутница тоже имела желтые ботинки, на голове пышную, в узорах, шапку-шлем с объемными ушами. Тело затянуто в просторный горнолыжный костюм кораллового цвета. У обоих были одинаковые черные ручные чемоданчики.
Когда турникеты для запуска пассажиров на паром открылись, парочка оказалась впереди Юрия в толпе японских туристов. Дама, не мешкая, шагнула вперед, бесцеремонно раздвигая в стороны мелких ростом туристов из Японии. Мужчина засеменил за ее чемоданчиком, словно маленькое судно в кильватере большого. Так как толпа иногда оттирала его от чемодана спутницы, ему приходилось совершать сложные маневры. Это даму нервировало, и она делала полуоборот, чтобы скомандовать:
— БО-дрее!! БО-дрее шагай!..
Дальше двигаться на одной скорости с ними в толпе снующих во все стороны японцев стало проблематично. Юрий притормозил, сразу потерял из виду парочку и до вечера о них не вспоминал.
Паром отправился в путь в шесть часов вечера. Пассажиры, которые по приезду выходили в Таллинне, расположились за столиками или на диванах возле огромных окон парома. Кто отправился в круиз и имел каюты уже бродили у магазинов, всевозможных баров и пабов в ожидании их открытия.
Юрий всегда любил посещать в таких поездках на пароме шоу-бары. Живая музыка, танцы под нее на танцполе, столики, за которыми было удобно угощаться, благо позади была стойка с услужливыми барменами. Где-то в девять часов вечера, когда Юрию после парочки снифтеров коньяка стало совсем весело, начала выступление музыкальная группа из Швеции с прима-певицей. Вихрь мелькающих огней от дискотечного шара под потолком, калейдоскоп хорошо узнаваемых песен 80–90‑х годов, парочки, засновавшие на танцполе в ритме танго и фокса! Все это отлично развлекало и будоражило. Сколько пар, столько и отличий в манерах исполнения… И тут Юрий увидел давнишнюю парочку!
— О‑о! — почти простонал Юрий про себя. — Отпад и шоу! Это же что-то с чем-то…
На мужчине были черные брюки-дудочки. Черная рубашка богато украшена позументом по воротнику-кент и манжетам. Ноги обуты в лаковые туфли. Лицо было сама умильность, глазки — в щелочку, хохолок черных крашеных волосиков — гребешком. Хохлатка его, т. е. спутница, выглядела еще импозантнее. Круглое брыластое лицо было обрамлено огромным нимбом вытравленных перекисью волос. Желтое платье-шифт, явно маловатое, обтянуло ее тело так, что глазам окружающих явились из-под него три лепешки, поставленные одна на другую. Ножки-макарошки были затянуты в тонкие фантазийные колготки с узором из блестящего люрекса. Завершали наряд дамы туфли-слипоны на толстой каучуковой подошве без каблука.
Юрий отвел глаза. Ему стало неловко смотреть на эту разодетую парочку.
Танцевальная площадка становилась все многолюднее. Парочка почти растворилась среди танцующих.
Юрий изредка вылавливал ее взглядом. В один из таких моментов, когда парочка очутилась рядом со столами, Юрия бросило в жар, и плечи сами собой передернулись.
Ладошки мужика без стеснения, сладострастно и нежно, гладили "лепешки" дамы. Глаза она держала полузакрытыми, лицо ее сквозь тональный крем заметно порозовело. Никаких сомнений, оргазм был не за горами.
Вдруг прима-певица объявила, что выступление группы подошло к концу и сейчас она споет последнюю песню. И тут…
Юрий сразу понял, почему легионы Древнего Рима всегда считались непобедимыми! Из-за полной уверенности, что имеют право делать везде все, что считают нужным. Подтверждением тому у них всегда был неизменный боевой клич: "Бар-ра!".
Дама в лепешках, как истинный легионер, развернулась в сторону сцены, растянула брыластые щеки в правильный овал и издала боевой клич:
— Бо!!. Бо!!. Бо!!.
Это выглядело потрясающе! Не хватало только в поднятой руке спаты, боевого меча легионера…
Но ее не услышали… и даже не обратили внимания.
Щеки дамы снова свернулись в брылы. Ножки возмущенно затопали с танцпола.
Мужик засеменил следом, оглаживая нижнюю "лепешку". Тут же наотмашь получил по руке. И, как нашкодивший щенок, затряс ею перед бородкой…
Юрий от смеха получил икоту, с которой промучился до поздней ночи.
А рано утром, в третий и последний раз, увидел знакомую парочку на остановке трамвая напротив терминала. Засупоненные в свои верхние одежды, они выглядели вроде так же, как перед посадкой на паром. Но вот выражения лиц у них были разные. У нее каменное, у него — виноватое.
Что произошло у них ночью в каюте, можно только догадываться! Но хорошего, видно, было мало.
Юрий отвернулся, пряча улыбку. Не хватало снова получить икоту!
Из-за поворота показался трамвай.
Каменное лицо дамы повернулось в сторону мужика.
— Боо-лван! Боо-льше я с тобой…
Пауза и вдруг протяжно:
— БОО…
А дальше она схватила, не снимая рукавицы, мужика за подбородок, смяв бородку, и … чмокнула его в нос.
Трамвай остановился. Распахнулись двери. Парочка вошла вовнутрь.
Это был не Юрия номер трамвая. Он не последовал за парочкой. Но на короткий миг, пока не закрылись двери, увидел, как мужик положил голову даме на грудь. А та…
Тут двери закрылись.
Юрий остался на остановке, чувствуя, что теперь его улыбка выглядит со стороны довольно глупой. Зачем-то в голову вдруг пришла дурацкая поговорка: "Любовь зла…".
Но договаривать не захотелось. Она казалась после увиденного совсем не к месту.
Юрий погасил улыбку и полез в карман за пачкой сигарет.

2020